Среда, 13.12.2017, 12:04Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  Литературный отдел   »   Федулыч (окончание)
19:01
Федулыч (окончание)

В пище и питье Федулыч был чрезвычайно воздержан. На вопрос мой: сколько он проживает денег, отвечал, что таки порядочно, копеек двадцать пять в неделю.

Несмотря на все невзгоды и лишения, несмотря на эту серенькую жизнь, Федулыч никогда не роптал, не жаловался ни на кого, ни на что. Когда угодно, бывало, спросите его:

— Ну, каково поживаешь?

Ответ постоянно был один и тот же:

— Слава богу, хорошо-с, очень хорошо, дай бог всякому.

Однажды только, когда у Федулыча пропала любимая собака, он был неутешен, и на вопрос о его житье-бытье после обычных: «хорошо и дай бог всякому», прибавлял: «да так даже, что уж и надоело-с».

В последний год своей жизни Федулыч пустился в торговлю. Капитал (из пятнадцати рублей) составлен, и дело пошло быстро. Федулыч начал скупать и продавать разные, по его выражению, самородные антики. Под антиками он разумел всякую дрянь, негодную к употреблению: изломанную фарфоровую куклу, изорванную, запачканную картинку и т. п. Спросишь, бывало, его:

— На что ты купил это блюдечко? Оно разбито и никуда негодно.

— Ах, какие вы странные, — отвечает Федулыч, — блюдечко это саксонское, посмотрите, как цветок нарисован на нём, словно живой; да нет, — прибавлял Федулыч, — вы не художник, на эти вещи нужен охотник.

Весь подобный хлам, разумеется, не находил на себя охотника, а уверить антиквара, что он ошибается и что разбитые блюдечки и чашки никому не нужны, не было возможности. Болезнь остановила торговые обороты Федулыча. Приходит он однажды ко мне. Взглянул я на него — страсть! Жёлтый, худой!

— Что это с тобой? Верно простудился, ты на себя не похож, а всё оттого, что шлялся в дурную погоду, с утра до ночи, по болотам.

— Нет-с, это не оттого, отвечал Федулыч, — а у меня холера-с.

— Что ты говоришь! Опомнись, у нас холера давным давно прошла, о ней и не слыхать, у тебя просто желчь разлилась, и глаза-то, точно золотые.

— Нет-с, не желчь — возразил Федулыч — а холера-морбус, она прошла для других, а для меня ещё только начинается, да это ничего, пройдёт-с, всё проходит-с; а вот я к вам с просьбой, не откажите, вы всегда были добры ко мне.

— Говори, что тебе надо? Что могу, то сделаю.

— Я привёл к вам мою собаку, хочу её оставить у вас; я знаю, вы не выгоните её, она была мне верным слугой и вам послужит, не даром хлеб ест. Собака умная, добрая-с, грубого слова от меня не слыхала; а мне с ней, видно, более не охотиться, я уж отмаячил-с, прошёл свой тракт-с.

Тут Федулыч взглянул на собаку и задумался, вероятно, прощаясь мысленно со своим неизменным спутником; собака тоже стояла невесело, поджавши хвост, как бы предчувствуя разлуку с человеком, который делил с нею пополам последний кусок хлеба. Потом Федулыч посмотрел мне прямо в глаза, как бы желая прочесть в них решение своей просьбы и отёр несколько слезинок с жёлтых, осунувшихся щёк своих. Это редко бывало с Федулычем, по крайней мере при людях.

Мне стало тяжело, слёзы готовились выступить; но я удержался, и даже старался, помнится, улыбнуться...

— Успокойся, — сказал я, — собака твоя будет сыта, в этом можешь быть уверен; а тебе советую отправиться в больницу, когда же поправишься и выздоровеешь, то поедем в Мытищи на вальдшнепов.

При слове Мытищи на лице больного появилась улыбка; вероятно, он вспомнил свои счастливые дни (если они были у него).

— Нет, — повторил Федулыч, — мне уж не охотиться более, не ездить с вами в Мытищи.

Я отправил Федулыча с человеком в больницу. На другой день поехал навестить его, но не застал уже в живых.

Н. ОСНОВСКИЙ


Федулыч (читать начало)

Раздел: Литературный отдел | Просмотров: 810 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |