Понедельник, 25.09.2017, 12:55Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  Охотхозяйство и промысел   »   Когда же наконец прислушаются к науке (окончание)
02:14
Когда же наконец прислушаются к науке (окончание)

Соболь (по-латыни Martes zibellina) в зимний период

Расчёт показал, что допустимая норма изъятия в предстоящий сезон составляет 207 зверьков. С учётом того, что хозяйство в промысле соболя делает первые шаги, а лицензии платные, заявку с вышеприведённым расчётом для начала дали на 120 соболей. В силу определённых обстоятельств с подачей заявки задержались на 8 суток. Использовав эту формальность, Таймырская госохотинспекция сразу заявила, что лицензий нам не видать, но официального ответа нам так и не дали. В определённый законодательством срок — 1 августа — крайохотуправление не проинформировало хозяйство, будут лицензии или нет, открывать промысел или нет. Неоднократные запросы остались без ответа и к открытию охоты, и в течение всего промыслового сезона. Преднамеренное молчание заранее гарантировало Таймырской госохотинспекции определённую сумму иска в ходе последующей проверки. Мы настойчиво продолжали «бомбить» телеграммами вышестоящие инстанции. Единственный ответ, который пришёл от начальника Таймырской ГОИ. Г. В. Цыплакова, был датирован 10 февраля 1986 г., а охота на соболя, как мы узнали позже, была закрыта с 1 февраля 1986 г. В ответе говорилось, что выделены лицензии на добычу 50 соболей. Причём решение об этом в крайохотуправлении было принято 23 декабря 1985 г., и, умышленно придержав это разрешение до 10 февраля 1986 г., Таймырская ГОИ не оставила хозяйствам времени для своевременного запроса на дополнительное количество лицензий. Таким простым способом, без всякого зазрения совести, не информировав хозяйство ни о сроках, ни о том, как решился вопрос о выделении лицензий, утаив на определённый срок как само разрешение на добычу, так и количество зверьков, после окончания всей бумажной волокиты госохотинспекция приехала с проверкой хозяйственной деятельности. В результате проверка завершилась составлением акта, к которому нами была приложена подробная объяснительная и копии соответствующих телеграмм. По отчёту мы честно показали фактическую добычу 131 соболя и прочей пушнины. Как положено, отгрузили продукцию на Красноярскую базу. Где-то за глаза, опять нас не информировав, к лету, оказывается, решился вопрос о дополнительном выделении лицензий, и число разрешённых к отлову зверьков было доведено до 120 особей. Но не понятно, почему не 131? За что 4 июля 1986 г. пришла претензия с иском на 11 соболей на сумму 2607 руб. Из чего мы и поняли, что лимит увеличен до 120. Вроде «пожалели» хозяйство. Естественно, исходя из расчёта, что допустимая норма изъятия составляет 207 зверьков, мы отказались от добровольной уплаты. Подготовили отзыв с 20 приложениями и в июле направили в Госарбитраж при Красноярском крайисполкоме. Каково же было наше удивление, когда в середине ноября 1986 г. получили решение арбитража о взыскании с хозяйства суммы «ущерба» с мотивировкой: «Ответчик удовлетворить требования истца отказался, однако последние, по существу, не оспорил, отзыва на исковое заявление не представил». Куда делся наш отзыв, мы так и не поняли, но стало совершенно ясно, что практически проконтролировать процесс решения подобных вопросов в условиях, когда хозяйство находится в одном из округов, а вопросы решаются в краевом центре, в силу значительной его удалённости просто невозможно. Ещё две отправленные в адрес арбитража телеграммы остались без ответа. Таким образом, было наказано хозяйство, организовавшее закупку пушнины и вступившее в конкуренцию с существовавшими до той поры на этих землях браконьерством и перекупкой. Причём буквально за два сезона заготовки были увеличены с 8 тыс. руб. до 20 тыс. руб. На сегодняшний день в совхозе открыто семь промысловых участков от 40 тыс. до 60 тыс. га каждый, что составляет около 30 % общей площади совхоза. Фактически осваивается от 30 до 50 % площади участков. Отсюда видно, что резервы для интенсификации в хозяйстве есть.

Выполнять план по сумме исков гораздо удобнее, чем набирать ту же сумму, занимаясь непосредственно борьбой с браконьерством. О какой охране может идти речь, когда в штате хозяйства предусмотрена единственная — и то внелимитная — должность инженера промыслов, занимающегося организацией и добычей, как рыбы, так и охотничьей продукции? О какой интенсификации может идти речь, если мы будем заниматься перекладыванием денег из одного государственного кармана в другой, преследуя каждый свои меркантильные интересы, от которых, как справедливо замечают Н. Бакеев и Г. Монахов, «мало того, что государство несёт убытки, в таких случаях страдают люди и морально, и материально, так как на них ложится тяжёлая ответственность»? Только методика, предложенная этими учёными, поможет найти общий язык между хозяйственниками и контролирующеми органами, нанесёт серьёзный удар по «чёрному рынку».

О. БЕГЛЕЦОВ,
старший инженер
промыслов совхоза Хантайский



Раздел: Охотхозяйство и промысел | Просмотров: 688 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |