Понедельник, 20.11.2017, 10:40Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »     »   Мои встречи с волками (окончание)
13:07
Мои встречи с волками (окончание)

Волчица с выводком

Довольно рано вдали завыла волчица. Я отметил направление, но решил потратить ещё одну ночь, чтобы приблизиться к логову и избавиться от бессистемного лазания по чаще с риском подшуметь волков, заставив их ещё раз перенести логово. Ранним вечером, чтобы не оставить следа, я засел на «послух». Ни один звук не нарушил тишину весенней ночи. Только «прохоркало» несколько вальдшнепов. Под утро я попробовал «провабить». Никто не отозвался. К вечеру, пролазав день по чапыжнику, я нашёл пустое логово. На свежей земле виднелся след сапога. Пока я отсыпался у трактористов, местный охотник из села Мусорка взял в логове 8 волчат.

18 июня 1954 г. в Красноярском бору Чердаклинского района после продолжительного выслеживания я обнаружил выводок волков. Волчата уже покинули гнездо. Что они тут недалеко, указывала укатанная трава, лежки, кал. Признаки достаточно красноречивы. Матёрая принесла щенков в углублении под корнями сосны. Нора же при опасности служила для волчат местом укрытия. Старики уходили в чащу.

Сперва, я предполагал брать выводок облавой, а потом решил попробовать притравить к волкам своих гончих собак. Чтобы подальше отпугнуть матёрых, мне следовало бы произвести выстрел. Я не учёл, что в таком часто посещаемом людьми лесу, как Красноярский бор, голоса их не очень пугают волков. Гончий смычок — Помыкая и Затейку — я завёл против ветра и, порская, набросил на логова. Гончие сразу же захватили сильный, незнакомый им запах зверя, и со всех ног устремились вперёд. Через минуту последовала яркая помычка, и сразу за ней рёв, свирепая грызня. Оба матёрых оказались на месте, они навалились на Помыкая, Затейка успела удрать. Крепкий и смелый выжлец пытался защищаться. После моего выстрела мгновенно наступила тишина. Подбегая к логовам, мы с племянником Юрой оказались около барсучьих нор. В челе норы я заметил силуэт волчонка. Заворчав, он скрылся в норе. Если не весь выводок, то какая-то часть его оказалась в осаде. Не отходя от нор, я стал манить Помыкая. Он не показывался. Мы успели забить землей все отнорки, когда, наконец, появился выжлец. Он еле передвигался, голова и шея его отекли, из раны на животе показались кишки.

Юра принес с пасеки лопату. От попытки вырыть волчат пришлось отказаться. Норы занимали большую площадь, проходили в корнях мощных сосен. Я решил перерезать ходы к отноркам двумя колодцами. Голод и жажда должны заставить волчат искать выход из затруднительного положения. Вынужденные появляться в колодцах, они станут добычей охотников.

Я стал готовиться к длительной осаде. Юре поручил доставить из города еду, бинты и что-нибудь из тёплой одежды. Помыкай лежал без признаков жизни, только глаза сохраняли слабое сознание. Перевозить его в таком состоянии я не решался. Вечером приехал Юра. Мы перевязали Помыкаю живот. Пробовали напоить его. Вода пузырилась, в пищевод не проходила.

Один из волчат прокопал отнорок, пытался убежать. Затейка заметила, погналась за ним. Я успел застрелить беглеца. Когда стемнело, матёрые, не приближаясь, проходили мимо нашей засады. Затейка носом указывала направление их движения, но желания атаковать не проявляла. Глубокой ночью матёрые завыли с просеки в 300 м от нас. Немедленно у выходов в колодцы молодежь ответила тонким подвыванием и тявканьем. Один показался в колодце и поплатился за неосторожность. Под утро я сам подвыл, волчата ответили, и я имел случай взять ещё одного. Днём голодные волчата скулили, рисковали выскакивать в колодцы. До вечера я взял двух. Следующую ночь волки опять выли. Никаких мер к отпугиванию матёрых я не принимал. Второй ночью одного за другим я взял ещё четырех волчат. К утру норы молчали, выводок оказался полностью взятым.

На лошади лесничего я доставил Помыкая в г. Ульяновск. Опытный ветеринар, лечивший моих собак, выходил выжлеца. Он стал здоровым, по-прежнему весёлым, не боялся леса, хорошо гонял, но потерял важнейший признак гончей — голос.

Зимой дважды я пытался обложить матёрых, но бывалые звери прорывались через линию флажков и уходили. На следующий год по чёрной тропе в августе облавой мы взяли всех прибылых. Матёрые же только зимой сложили свои головы под выстрелами с самолёта.

Э. ШМИТ



Просмотров: 516 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |