Пятница, 24.11.2017, 16:17Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  Литературный отдел   »   На дальней просеке
23:23
На дальней просеке


Высокий красноносый егерь Матвей снял шапку и, бросив в неё картонные пыжи, предложил:

— Тяните!

Мы по очереди полезли за своим охотничьим счастьем. Каждый участник этой нехитрой церемонии доставал из теплой овчинной ушанки по одному пыжу и читал номер. Мне достался двенадцатый.

— На краю стоять будешь, — пояснил Матвей и, надев шапку, добавил: весь зверь на тебя пойдет. Рот не разевай. Особливо «профессора» карауль. Ему давно пора бы уняться.

Слышать такое было приятно. И все-таки хотелось встать куда-нибудь в середину линии стрелков. Слишком мал был загон, слишком близко прижались к нему колхозные сараи, чтобы уж очень поверил я в счастливую силу своего номера. Но делать было нечего. Ослушаться нельзя: сам выбирал и сам выбрал.

Матвей, осторожно ступая по скрипучему, до глубины промерзшему снегу, развел нас каждого на свое место и расставил вдоль просеки. Мой номер был последним. Я встал на опушке, спиной к высокой сосне и, оглядев мельком заснеженное поле, стал пристально вглядываться в разросшийся передо мной кустарник боярышника, стараясь отыскать такие просветы, через которые было бы можно смотреть в глубину оклада.

Матвей ушёл к загонщикам. В моём распоряжении оставалось минут сорок. Дышалось, однако, легко и если бы не болезненно-яркое, ослепительное солнце, я, кажется, был бы готов стоять здесь до полного оцепенения. Тот, кто часто бывал на облавных охотах, тот знает, сколько томительной прелести таят в себе минуты ожидания первого «Ай-яй», которое, как выстрел, резрежет тишину и непостижимым волшебством превратит тебя из очарованного созерцателя в сплошной комок нервов, в котором весь ты лишь глаз, да ухо да неподвижно застывшие, прилипшие к раскаленным от стужи стволам коченеющие руки. Но этого надо было еще ждать. А пока Матвей размашисто вышагивал по просеке, у меня ещё было время хорошенько разглядеть и подслушать всё, что творилось вокруг сосны, рядом с которой, во всём своём снаряжении, я, должно быть, казался не больше боровика.

По подсчетам егерей, в окладе должны были находиться три лося. Но отстрелять нам разрешалось только одного. Вот почему, найдя между ветками уже не одну прореху, я снова и снова всматривался в мохнатые лапы елей и голые окостеневшие сучья осинника, надеясь найти среди них ещё более удобные лазейки для своего глаза. Увидеть зверя на подходе — значит наполовину обеспечить себе успех охоты. А мне хотелось померяться силами с «профессором», старым быком, не раз счастливо уходившим из оклада.

Чуть правее того места, на котором я стоял, в просеку, словно ручей в протоку, вливалась узенькая тропа. Я знал, что с этой тропы стрелять было бы удобней, но боялся сделать лишнее движение. Я только поглядывал вправо да влево, повыше да пониже, оставаясь неподвижно стоять так, будто тоже вмёрз в воздух вместе со всеми этими осинами, ёлками и соснами, что окружали меня с трёх сторон.

Сколько прошло времени в таком ожидании, я не помню. Но я уже успел приглядеться к лесу и полю и даже попробовал представить себе, как буду действовать, если зверь неожиданно выйдет не на соседа, а именно на меня. Впрочем, эта игра воображенья занимала меня очень недолго. Мне показалось, что дразнить судьбу нет никакого смысла...

А. БЕЛЯЕВ

Раздел: Литературный отдел | Просмотров: 978 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |