Пятница, 24.11.2017, 16:19Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  Литературный отдел   »   На древней тропе (окончание)
02:14
На древней тропе (окончание)

Мы легли все рядом, не раздеваясь, положив винтовки под бок, в таком порядке: Валентин, я, Володя. Долго не спали, стараясь незаметно наблюдать за соседями. А те не ложились совсем. Усевшись в кружок в двух метрах от нас, они иногда перешёптывались, прислушивались, часто оборачивались к двери. Кого-то поджидали. И лишь около полуночи, видимо, успокоились. Двое, полулёжа, засопели опийными трубками. Вторая пара долго клевала носами, потом, пошептавшись, принялась за непонятные приготовления.

В чашечку типа пиалы налили воды, опустили туда небольшие тёмные шарики, размешали. Когда они растворились и жидкость окрасилась в буро-коричневый цвет, началась основная процедура. Из грязного свёртка появился почерневший от старости шприц с такими же старыми большими иглами. Люди скинули куртки и остались голыми до пояса. Страшными казались их худые жёлтые тела при свете маленькой керосиновой лампадки в облаках сизого опийного дыма. Но самыми страшными от постоянных уколов оказались совершенно чёрные выше локтя руки. Я содрогнулся: эти наркоманы по очереди с усилием всаживали тупую иглу под кожу почерневшей ткани и медленно вводили друг другу заряд опийной жидкости.

Но как они преобразились через несколько минут! Глаза, казалось, вспыхнули, засверкали, жесты стали энергичными, разговор оживлённым. Это были совсем другие люди, готовые, казалось, на что угодно; такая резкая перемена на глазах невольно поражала. И только тут до сознания стало доходить, почему именно этих людей оставляют в зимовье в качестве сторожей. Ясно: такие наркоманы, конечно, непригодны в дальнем походе.

Валентин стонал и ворочался. Я тоже пытался не спать, но морозный день и утомительная ходьба по глубокому снегу взяли, наконец, своё: я вдруг как бы провалился куда-то...

Сколько спал — не знаю, но проснулся от толчка и приподнял голову. Взволнованный и красный от жара Валентин сидел рядом и шептал скороговоркой:

— Вставай, кажется, Володьку убили! Он уже давно вышел на улицу и всё не идёт обратно. А сейчас я услышал за дверью звук упавшего тела: наверное подкараулили и зарубили топором, чтобы без шума, по одному...

Я прыгнул с нар, винтовка в руках. Володино место было пусто! Что я собирался делать? Кажется, хотел метнуться во двор. Но тут же сверкнула другая мысль: перестрелять сейчас же всех этих на нарах!

Эта борьба с самим собой длилась несколько долгих мгновений, как вдруг... скрипнула дверь и у порога, в клубах ворвавшегося морозного воздуха появился очень бледный... сам Андрианов!

«Не добили — ожил», — мелькнуло в моём сознании. А он, держась за косяк, едва слышно прохрипел:

— О, чёрт! Я, кажется, совсем отупел от опийного дыма. Страшно замутило. Вышел во двор, подышал, подышал свежим воздухом и — хлоп! Упал, как чурка, сильно ударился, а встать не могу. Потом почувствовал, что замерзаю, едва поднялся...

Мы смотрели на него, как на привидение, явившееся с того света, и не могли произнести ни слова. А он как-то тупо огляделся и закончил неуверенно:

— Вроде чуть-чуть светает. Может пойдём, ребята, а? Больно уж тут неспокойно, нехорошо...

Едва переведя дух, Валентин просипел, что ему лучше и он готов двигаться дальше хоть сейчас. Разбудили Кузьмича. Он спросонья ничего толком не понял, стал было спорить, что рано, но мы быстро собрали вещи, завьючили покрывшуюся за ночь изморосью лошадку и вышли до света, без завтрака. Нервы были так натянуты, что есть никому не хотелось.

ВАЛЕРИЙ ЯНКОВСКИЙ



Раздел: Литературный отдел | Просмотров: 842 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |