Воскресенье, 24.09.2017, 20:36Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  Литературный отдел   »   На древней тропе (продолжение 2)
06:37
На древней тропе (продолжение 2)

— Что будем делать? — Володя в момент раздумий как всегда теребил свой мощный нос.

Я ответил вполголоса:

— Придётся, брат, ночевать, только быть начеку.

Мы развьючили уставшую лошадь, укрыли её попоной, а сами с котомками и ружьями в руках один за другим нырнули в низкую дверь. Зимовье оказалось, конечно, не на четверых, а минимум человек на пятнадцать, на наше счастье основная шайка ушла на дело, оставив лишь две пары дозорных. А эти проспали и, заметив нас в самый последний момент, хотя и успели спрятать винтовки, решив выдать себя за промысловиков, но впопыхах не прибрали пару подсумков и рассыпанных на подоконнике маузерских патронов. Позднее, украдкой, они замели и эти следы, а мы, разумеется, сделали вид, что ничего подозрительного не заметили.

Зимняя фанза-барак, в которой мы оказались, срубленная из лиственничных брёвен, была весьма низкой и тёмной. В ней была всего одна дверь и маленькое оконце. Прямо от двери во всю длину шёл утрамбованный земляной пол, по правую руку тянулись нары. Какие-то полки и вешалки терялись в тени закопчённых стен и в дальнем углу длинной постройки.

Валентин Вальков чувствовал себя совсем скверно, поэтому мы первым делом спросили для него разрешения прилечь. Хозяева указали на дальнюю часть свободных нар. Сбросив только обувь, он лёг и невольно застонал. Несколько лет назад наш товарищ был тяжело ранен хунхузской пулей. Во время перестрелки она пронзила его, лежащего, насквозь. Вошла в ямку около правой ключицы, прошила одно лёгкое и вышла в левый бок, раздробив два нижних ребра. Отличный гимнаст и очень здоровый от природы донской казак выжил просто чудом, но стал побаливать. И, видимо, простудившись, сегодня почувствовал себя плохо. Однако довольные уже тем, что он лежит не на улице, мы сунули ему таблетку аспирина, прикрыли верхней одеждой и занялись разными хозяйственными делами.

Мы с Володей втащили мешки, распаковали провизию. Иван Кузьмич развёл в топке кана огонь, повесил котелок и чайник. Скоро немудрящий ужин был полностью готов, и мы расселись на кромке нар, пригласив по восточному обычаю и хозяев. Те вежливо отказались:

— Чила, чила, — Уже поели...

Свободно по-китайски говорил один лишь Кузьмич. Но из предосторожности мы просили его не выявлять своих знаний, объясняться, как и мы, ломано и примитивно. Нам очень хотелось послушать, о чём хунхузы будут говорить между собой, что они готовят. В самом деле, определив уровень наших познаний, хозяева вскоре начали оживлённый разговор. Прислушавшись, Кузьмич вполголоса перевёл:

— Ждут возвращения своих и волнуются, как бы чего не вышло...

— Ага, слушай дальше внимательно, а сам помалкивай, — шепнул я.

Однако вскоре, по простоте душевной, Иван Кузьмич вдруг откликнулся на какую-то их реплику и наша конспирация оказалась раскрытой. Бродяги поняли, что сболтнули лишнее и совсем замолчали, а это ещё больше накалило натянутую обстановку.

Поужинав, мы начали потихоньку договариваться, где кому лечь. Никому не улыбалось оказаться рядом с незнакомым соседом. Ведь если они решат напасть на спящих, то первый с краю обязательно окажется и первым по счёту...

Однако больной Валентин сам выбрал это место. Он сказал, что боль всё равно не даст ему заснуть, значит он будет сторожить и наш сон. Иван Кузьмич проворчал, что на нары вообще не ляжет, там, мол, душно. Он нагородил из дров возле двери подобие топчана, что-то подстелил, чем-то укрылся и, положив под бок своего Эса, в одно мгновение беспечно захрапел.




Раздел: Литературный отдел | Просмотров: 885 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |