Понедельник, 25.09.2017, 12:54Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  Литературный отдел   »   На охотничьей тропе с Чапыгиным (начало)
18:52
На охотничьей тропе с Чапыгиным (начало)

Алексей Павлович Чапыгин (1870—1937 гг.) — автор исторических романов „Разин Степан“, „Гулящие люди“. Во многих произведениях писатель дал замечательные зарисовки родного Приозерья. Он хорошо понимал дореволюционную северную деревню, особенно карго-польскую сторону.

В книгах А. П. Чапыгина: „Белый скит“ (1913 г.), „На лебяжьих озёрах“ (1916 г.), „По звериной тропе“ (1918 г.), „По тропам и дорогам“ (1930 г.) удивительно ярко выписаны детали лесных далей Приозерья, быт охотников-северян.

В очерке Ф. Емельянова — земляка А. П. Чапыгина — рассказывается о посещении писателем родных мест, раскрываются некоторые черты Чапыгина-охотника.


Родные места. Лесная Устьмоша. Приозерье, богатое озёрами, зверем и птицей, а главное богатое жизнелюбами-людьми.

В Приозерье родился Алексей Павлович Чапыгин. Здесь он провёл детство. Юность и последующие годы его жизни прошли в Петрограде. Но в летнюю пору писатель часто приезжал в родные места, побродить с ружьём по тропам сюзема (глухого леса) и «лебяжьим озёрам», как их он называл.

Мне приходилось встречаться с моим земляком. Это было в дни моей юности. Вот об одной из таких встреч мне и хочется рассказать.

Алексей Павлович любил говорить так: «Надо беречь боровую птицу, а не давить её силками и пастями (пасти-самоловы). Рябчик, тетерка не особенно плодовиты. Годы перепадают для них голодные, птица в бору вымирает, а пополнения нет».

Эти слова мне врезались в память на всю жизнь: «Надо беречь боровую птицу!»

Помню лето 1917 года. Мне было 13 лет. Алексей Павлович приехал из Петрограда и жил в своей деревне Большой угол (по книгам Закумихинская). Как-то он пришёл к нам на левый берег Онеги, в деревню Кузнецово, и спросил у деревенских, кто бы мог его провести на Ундозеро.


о. Ундозеро

Если идти на Ундозеро по тропам сюзема, то можно «уложиться» в 35 верст, а если просёлочными дорогами, то надо пройти и все 60 верст.

Конечно, Алексей Павлович мог «путь справить» и по компасу, но ему не хотелось брести болотами-янгами, а обходить их без проводника он не решался.

Я хорошо знал болота — Бабкинское, Грязновское, Кашниковское и мог «посуху» провести Чапыгина, зная тропы и где проложены «колодки» — настилы из деревьев — для перехода через болотистые ельники.

Стояла рабочая пора, и вот мне предложили быть проводником; взрослым некогда было заниматься этим делом в сенокосную пору.

Я повёл Алексея Павловича через перестарелые боры и вековечные, замшевелые янги Приозерья.

Перед дорогой Чапыгин в нашей избе заночевал, а рано утром мы вышли с ним на берег Онеги.


р. Онега

Онега — порожистая река.

Пахнет сеном да сосновой корой. Прошли кузнецовские гумна, заполье и спустились к Княжеву ручью. За ручьём потянулась Михалевская чаща, поросшая в лощинах брусничником и багульником.

Когда нас обступили сосны-великаны, мы умолкли. Не хотелось нарушать торжественного молчания чащи. Вверху плыла небесная синева, да солнечные блики дробились яркой позолотой в верхушках сосен и осин. Лес становился всё сумрачнее и сумрачнее. Первое озерко, которое мы должны встретить на пути, было Утезеро.

— Скоро озеро?

— Скоро, — отвечаю я и добавляю, — хорошо бы рябчиков посшибать, изготовили бы варево. Я прихватил луку и сухарей. С сухарями варево из рябчиков — объедение.

— Не возражаю, — кивает головой Чапыгин.

Прохлада бора принимает нас в свои объятия. Пахнет можжевельником и какими-то особыми дурманящими запахами лесных трав и мхов.

Сюзем плывёт и небо плывёт, а просвета впереди нет и нет.

— Когда же озеро? — снова интересуется Чапыгин.

— Теперь скоро. Дойдём до Утезера, я жерлицы на щуки поставлю, костерок разведём, чаю изопьём!


На охотничьей тропе с Чапыгиным (читать продолжение 1)

Раздел: Литературный отдел | Просмотров: 1172 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |