Вторник, 19.09.2017, 14:30Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  Литературный отдел   »   На охотничьей тропе с Чапыгиным (окончание)
18:51
На охотничьей тропе с Чапыгиным (окончание)

На сугоре избушка, срубленная из сушняка. Рядом потухший костёр и чадом покрытые таганы.

Лесная изба отражена в озере, вздрагивает своими очертаниями на воде. От Жарового к югу и востоку тянется кряж, поросший сосной, елью, осиной. В соседних речках Икса и Лужма весной вода бурлива, поднимется высоко-высоко, а на Жаровом весной спокойно. Только зверь в это время голодный бродит, особенно медведь.

У Жарового мы с Чапыгиным решили сделать ещё остановку с тем, чтобы завтра расстаться.

— Давай, паренёк, этот вечер я с тобой на Жаровом озере проведу. Завтра я на Сезу пойду один, а ты возвращайся домой.

Отполыхала за Жаровым заря, над водой сторожко поднималось солнце. На середине озера гребешки, которые переходят в лёгкие волны.

От Жарового озера до Сезы 10 верст. Там лесные тропы шире и людей проходит тропами больше — на людях веселее. А Сеза от Михалево рукой подать, а там и Ундозеро. Ундозеро — крупное озеро, из него вытекает речка Ундоша, а Ундоша впадает в Кенозеро — тоже крупное озеро. Кенозеро родило реку Кену, а Кена-река впала в Онегу-матушку. Онега прямиком на север отходит от Лачеозера в Белое морюшко.

Я говорю всё это Чапыгину, а он оказывается знает местную географию и реки, и озёра.

— Так зачем же вам нужен был провожатый? — недоумевающе спрашиваю Чапыгина.

— Провожатый мне нужен для веселья, да чтобы по сухому пути провёл, а не янгой.

Крепко пожимая мне руку, он говорит:

— Спасибо тебе, землячок. Посуху прошли, ноги не промокли. Путь тебе знаком, каждую чапыжину знаешь!

— Может с тобой двинуться и мне на Сезу?

— Нет, шагай обратно, а я дойду до Сезы. От Жарового до Сезы — 10 верст.

Когда Чапыгин скрылся за поворотом тропы, я в догонку крикнул:

— Оле-ле-ле-ле! Эхо далеко разносило по сюзему это «оле-ле-ле!».

Я подавал голос, который должен служить для Чапыгина ориентиром. Остался один. Тоскливо что-то стало, как будто потерял близкого человека.

*   *   *

Алексей Павлович Чапыгин умер 21 октября 1937 года. Умер вдали от родных мест. Но его хорошо помнят устьмошане, те, которые в двадцатых годах приходили в Бураковскую и Федовскую школы на воскресные литературные чтения. Приходили герои его книг «По звериным тропам», «На лебежьих озёрах», «Белый скит».

В Приозерье каждую весну и каждое лето выходят на поля тракторы, автомашины и комбайны. Разнообразные отрасли хозяйства обслуживают электромоторы. В деревне Зашондомье, что на речке Шондома, возведена гидростанция.

В лесном Приозерье механизированы животноводческие фермы.

Алексей Павлович Чапыгин родился 18 октября 1870 года, а 21 октября 1937 года умер; 67 лет — таков был его жизненный путь.

Алексея Павловича Чапыгина чтит наша Родина. Чапыгин — друг М. Горького и В. Короленко. На литературный путь его благословил впервые писатель Д. Григорович. В нём было много добродушия и какой-то непреодолимой страсти бродить по Северу. Это был великолепный знаток северного говора, замечательный фольклорист.

Алексей Павлович — мастер пейзажных зарисовок. Чапыгина тянуло на Онегу-реку. В летнюю пору он переключался с городской жизни на деревенскую. Писатель ходил по деревням, разбросанным по ту и другую стороны Онеги, вслушивался в извечный шум порогов на Онеге, смотрел на разбросанные брёвна по наволокам, покрытым тиной и ржавой от весенней воды осокой. Чапыгин любил приезжать в родные места, когда в разгаре был сплав леса и когда от Онеги пахло сосновой корой, удивительно белесым дымом костров лободыров (сплавщиков) да рыбой. Бывало спустится он к Онеге, сядет на порог байи, что топится по-чёрному, и записывает всё, что видит. Таким был и останется в моей памяти Алексей Павлович — писатель и страстный охотник.

Ф. ЕМЕЛЬЯНОВ


На охотничьей тропе с Чапыгиным (читать начало)

Раздел: Литературный отдел | Просмотров: 932 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |