Воскресенье, 24.09.2017, 08:04Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  Литературный отдел   »   Петровановы (продолжение)
03:29
Петровановы (продолжение)

Горностай

— Зачем на охоту ходить, когда дичь по избе бегает? — пошутил я.

— Э, брат, эту дичь трогать грех, — серьёзно ответил хозяин на мою шутку.

Я заинтересовался.

— Поверье есть: поселилась в избе лесная душа — оберегай. Обидишь — удачи не жди, — объяснил он. Уловив с моей стороны недоверие, укоризненно покачал головой: — Не веришь? Не веришь, так слушай. Никогда не забуду, как тятя меня в детстве за уши оттрепал. Царствие ему небесное! Жил у нас горностайка в подполье, проворнее кошки мышей ловил. Даже куры к нему привыкли. Не трогал птицу. Умный чертёнок был. Понимал, что хозяйское добро шевелить не положено. Проделал он себе под окладом дырку, набегается по огородам и опять в избу. Любил его тятя. Крикнет бывало: «Горностайка!». Тот шмыг ему на коленки. Поймал я однажды в силок куропатку, принёс домой и посадил в курятник. Горностайка залез ночью и задушил. Поплакал я, поплакал и решил наказать разбойника. Насторожил под кроватью плашку на заячью печёнку — уж больно горностайка уважал зайчатину — и сгубил зверька. Как узнал тятя... Еле мать отобрала меня. Хошь верь, хошь не верь, а воротился в ту голодную зиму тятя пустым из тайги...

В распоряжении Петровановых такие зимовья: Фролиха, Островки, Россоха. От деревни до последнего зимовья три дня ходу. Провизию и провиант завозят на лошадях.

Промысловые угодья богаты разнолесьем: пихтачи, ельники, сосновые боры вперемежку с рябиной, кедрачи, лиственница, ягодники. Несомненно, далёкий предок Пётр был не лыком шит, знал, где ставить зимовья. Добрыми словами поминают его правнуки.

Зимний промысел длится в среднем четыре месяца. За день охотники делают по тайге 20—25 километров. Получается, что за сезон они нахаживают примерно по 2500 километров. Релки, болота, буреломы, снега, случайные ночлеги — по плечу только сильным и мужественным людям.

Однажды один мутинский охотник (кто — называть не буду) шёл за соболем. Соболь оказался настырным, только поздно вечером посадила его лайка на дерево. Добыл охотник зверька, сел на колодину перекурить — ясно, упарился, сколько за день-то отмахал! — хватился, а спичек нет, выронил по дороге. Ночлег ставить надо, да какой ночлег без костра: уснешь и замерзнешь. Назад идти — ночь, хоть глаза выколи. Попробовал разжечь костёр холостыми зарядами из «мелкашки» — не получилось. Решил ждать рассвета. Ночью зябнуть стал. Бегает вокруг дерева, а согреться не может. Выбрал он тогда старую толстенную лиственницу и давай топором рубить. Согреется, отдохнет и снова рубит. Как раз до утра хватило. Рассвело, отправился обратным следом, к вечеру в зимовье пришёл.

Тайга есть тайга. Сделал ошибку, сумей исправить, иначе поплатишься жизнью.

— Год нонешный неурожайный, кедровые и ягодные корма уродились плохо, — рассказывает Иннокентий Васильевич, — белка, соболь у реки держатся, ждут ледостава. Беспокойной будет охота, шатуны бродят. Жиру за лето не нагуляли, навряд ли лягут в берлоги. Пожары, неурожаи — вот и рыщет зверьё в поисках еды и пристанища.

Лайки у Петровановых — огонь! Пират, Соболька, Бушуй, Ермак, Пестрый... Надёжные и верные друзья. Лайка в тайге — глаза и уши охотника.

— Пиратка у нас центровой кобель, хвалит седой опутины собаку Георгий, хозяйский сын, — по две ночи соболя держит. Страсть отважный! Как-то по чернотропу пошёл брат Владимир камедь колупать, только через речку Фролиху перебрёл, собаки подхватили сохатого и ухвостали к Каменной Подушке, а Пиратка около Владимира трётся, далеко не отбегает. Перевалил брат релку и обмер: метрах в десяти от него медведища из кукольника на дыбы перед ним всплыл. Взял Пиратка зверя в оборот, прижал к сосне. Тут остальные собаки подлетели. Хватился брат, а у него одни дробовые заряды. Что делать? Взад пятки, взад пятки и домой. Пули в ружьё и обратно. Да зверь-то ушёл. С той поры Владимир стал осторожнее. На днях должен с действительной вернуться. Отслужил солдат. Теперь в тайгу на промысел, небось, стосковался по родным зимовьям.




Раздел: Литературный отдел | Просмотров: 775 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |