Суббота, 23.09.2017, 17:35Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  Литературный отдел   »   Подсадная
03:41
Подсадная

Бакенщик Тимофей охотился удачнее всех. Каждое утро на небольшой остроносой лодке отправлялся он за реку в пойменные озёра и каждый раз возвращался оттуда с трофеями — кряковыми селезнями. Мы тоже охотились на пойменных озёрах, но никогда не могли сравняться с ним своими трофеями. Меня как приезжего больше всего обескураживала такая несправедливость судьбы и я без особых церемоний зашел однажды к Тимофею во двор.

Бакенщик был дома. Он сидел в огороде на обрубке сосновой плахи, валявшейся возле тына, и, ловко орудуя топором, мастерил какой-то ящик. Я был уже знаком с Тимофеем и поэтому начал разговор прямо с дела:

— Опять ты обстрелял всех, Тимофей Егорыч. И как это тебе удаётся? Слово ты что ли какое заветное знаешь?

Бакенщик воткнул топор в доску и, вытерев рукавом рубахи обильно струившийся со лба пот, улыбнулся.

— Так у меня ж подсадная, чудо-человек, — ответил он.

— И мы тоже с подсадными охотимся.

— Так у меня же актриса...

— Кто? — не понял я.

— Актриса. Чего скажу, то и делать будет. — Это что-то новое.

— А вот уж так, — совсем по-детски улыбнулся бакенщик и, повернувшись к сараю, позвал громким, чуть хрипловатым голосом: Маруся, ну-ка, кря-кря!

И, о диво, из-за брёвен прямо так и посыпалось: Кря! Кря! Кря! Кря!

Отродясь не слыхал я и не видал ничего подобного.

— Давай, давай, — подбадривал свою подсадную Тимофей и воздух снова наполнился необычайно звонким кряканьем. — Я ж говорил, актриса!

— Где ты взял такую? — только и смог выговорить я, совершенно поражённый увиденным.

— Из яйца, — невозмутимо ответил Тимофей, — где же ещё?

— Больше, конечно, негде, — согласился я. — А выучил-то её как?

— Лаской, — нараспев протянул Тимофей. — Подь сюда, милая, подь!

Из-за брёвен вперевалку вышла уточка и, посмотрев на меня удивительно внимательным чёрным глазком, не торопясь, заковыляла к Тимофею. И до чего же она была хороша. Маленькая, аккуратненькая, чистенькая, с очень ладной, словно точёной, головкой и нежным голубоватым пробором на крыльях.

— И точно, актриса! — невольно вырвалось у меня.

— Прямо рисованная!

— А то как же, — согласился Тимофей и, намяв в руке хлеба, протянул его Марусе.

Уточка деликатно взяла несколько кусочков.

— Ты бы в работе на неё глянул. Ведь это что делает, воробья и того осадит. А уж селезню и вжисть мимо не пролететь. Какой бы прожённый не был, всё одно уговорит. Хоть день над ней будет кружить, а сядет. Ни за что не утерпит! Вот до че­го мастерица. И от утки его отзовёт и после выстрела поднимет! Ты моя любушка! — проговорил Тимофей и осторожно погладил Марусю по головке. Она грациозно изогнула шейку и, как мне показалось, не без удовольствия потерлась о шершавую ладонь бакенщика.

Я смотрел на неё совершенно очарованным взглядом. И неожиданно для себя, будто кто-то толкнул меня на это, проговорил:

— Тимофей Егорыч, продай утку. Бакенщик на секунду опешил.

— Нешто это рыба глупая! — удивился он.

— Продай утку, — с такой мольбой проговорил я, будто от этой крякуши зависела вся моя жизнь. — Сколько хочешь заплачу.

Бакенщик почесал седеющий затылок и совершенно серьёзно ответил:

— Об этом больше говорить не будем, не дело это. А вот ежели очень хочешь, на зорьку могу её тебе дать. Посиди, послушай. Я в аккурат сегодня горючее своей технике повезу. Домой вернусь только завтра к обеду. А ты на утрянку можешь идти. Только смотри, осторожней. У нас тут и лунь и ястреб, да и браконьеров не оберёшься.

Д. БЕЛЯЕВ

Раздел: Литературный отдел | Просмотров: 782 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |