Суббота, 23.09.2017, 17:35Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  На привале   »   Счастливый выстрел
21:54
Счастливый выстрел

Лет пятнадцать назад я охотился у северо-западной кромки днестровских плавней. С залитого ржавой водой кочкарника, поросшего нечастыми куртинками осоки, то и дело поднимались осторожные стайки бекасов и уносились, как шальные. Сентябрьский «строгий» бекас срывался далеко, но всё же к полудню, пересчитав добытых долгоносиков, я остался доволен и решил отдохнуть. Выбираясь из болота у самой кромки камыша, заметил одинокого гуменника. Он тоже увидел меня и, вытянув шею, застыл, как изваяние. Мне и раньше приходилось видеть в этих местах открыто сидящих гусей, но если на неопытного охотника это и производило впечатление, то я отчетливо знал, что осторожная птица поднимется прежде, чем незадачливый стрелок одолеет половину пути. И все же шанс был. Неподалеку от гуменника рос невысокий, но достаточно густой кустик осоки. Прикрываясь им, можно было подобраться к птице почти вплотную.

И я решился. Снял патронташ, сумку и, перезарядив старенький бокфлинт «четвёркой» — крупнее не оказалось, стал скрадывать осторожную птицу. Минут через сорок, устав до изнеможения и вымазавшись грязью с ног до головы, я, наконец, добрался до заветной куртинки и, затаив дыхание, приподнял голову. Шагах в десяти, грудью ко мне, стоял огромный гуменник. Теперь не уйдет.

Гусь молча раскинул могучие крылья и медленно стал подниматься. Я выстрелил. Птица вздрогнула, но не упала, а только чаще замахала крыльями. Выстрелил вторично. И уже представил себе, как он сейчас упадёт. Но птица развернулась и, стремительно набирая высоту, пошла над камышом. Ошарашенный случившимся, я долго смотрел ей вслед, надеясь на чудо, но чуда не произошло, и я, чертыхаясь, поплёлся за оставленными вещами.

Выбравшись из болота, я перешёл дорогу и расположился под одинокой ивой, стоявшей на самом берегу реки. Вымывшись и вычистив одежду, вскипятил на маленьком костре кружку чаю и, удобно устроившись в тени, начал готовить бутерброды. Но перекусить мне в тот день так и не удалось. Из-за реки показалась тройка гусей. Летели они низко, неторопливо и, судя по всему, должны были пройти над моим деревом. Ни на что особенно не надеясь после неудачной недавней стрельбы, всё же зарядил ружьё и стал ждать.

Пропустив впереди идущую пару, я выбрал последнюю птицу: мне показалось, что летит она ниже других. После дуплета гуси, не изменив ни скорости, ни направления и лишь немного поднявшись вверх, ушли в сторону лимана.

С какой-то тупой, безразличной настойчивостью следил я за их полётом, пока они не превратились в три тёмные точки на светлом горизонте. Потом последняя точка стала забирать влево, а две другие, продолжая лететь прямо, становились всё незаметнее и вскоре пропали. Вытирая слезящиеся от напряжения глаза, я следил за оставшейся точкой. К моему удивлению, она перестала уменьшаться и медленно, едва заметно, начала расти: гуменник, закончив разворот, повернул обратно. Это была стреляная мною птица.

Я понимал, гусь вряд ли позволит стрелять в себя дважды. И всё же, повинуясь, скорее, многолетней привычке, нежели здравому смыслу, я, сам того не замечая, перезарядил ружьё и стал за дерево. То ли зоркая птица увидела меня, то ли просто решила облететь стороной опасное место, но в последний момент фортуна изменила мне, и гуменник прошёл сторонок. Раздосадованный, я вышел из-за дерева и направился к воде. И тут случилось то, что предвидеть было невозможно: гуменник, круто развернувшись, пошёл прямо на меня. Застигнутый врасплох на открытом месте, я растерялся. Прятаться было поздно, приседать — бессмысленно, и я остался стоять, сжимая в руках ружьё.

Гусь медленно и как-то неуверенно приближался. Я поднял ружьё, скользнул мушкой по серому брюху птицы и, уже готовый в следующую секунду закрыть её стволами, увидел, как гуменник вдруг покачнулся и безжизненным комом рухнул вниз.

«Счастливый выстрел», — говорят многие, когда я рассказываю эту историю, «Нет, скорее, удачный», — поправляют другие. И только однажды, из уст начинающего охотника, я услышал слово «печальный!» И я понял, за счастливой случайностью он увидел, как падает в рыжую чащобу плавней тот, первый гуменник..

С тех пор прошло много лет, но и теперь, выцелив за пределами верного выстрела птицу или, вспомнив, что в патронах моих мелковатая дробь, я вспоминаю тот «счастливый» выстрел и... опускаю ружьё.

Ю. КИНШ

Раздел: На привале | Просмотров: 577 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |