Понедельник, 25.09.2017, 12:53Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  Литературный отдел   »   Следы на овсах (продолжение)
02:56
Следы на овсах (продолжение)

— А-а-а! Заразы! Григорич! Что наделали, падлы?!

Я вскочил и побежал к загону. Откинув в сторону окровавленные морды, с рваными ранами на горле посреди площадки лежали три телёнка.

— Как же так? — удивился я. — И собака молчала. Неужели ничего не слышала? Надо брать этот обнаглевший выводок.

Вечером, одевшись потеплее, я взял карабин и пошёл в загон на засидки.

Утром, когда засеребрился ночной мрак, на поле недалеко от леса я увидел застывший, как изваяние, тёмный силуэт волка. Зверь долго стоял, не шелохнувшись, и я уже подумал, что всё это нарисовано моим воображением. Но увеличенная в шесть раз мощной оптикой фигура приняла конкретные очертания. Через некоторое время волк повернул голову и не спеша потрусил на меня. Мне ничего не стоило снять его на таком расстоянии, но я решил не рисковать. Не останавливаясь, зверь легко перескочил через жерди, и не успел я приложиться, как телёнок уже бился в предсмертной агонии. Животные рванулись, но мгновение — и второй, третий телёнок упали на землю. Я выскакиваю из укрытия и, вскинув карабин, пытаюсь поймать на мушку серый бок волка, но перед глазами мелькают напуганные животные. Я понимаю, что если сейчас выстрелю, наверняка попаду в телёнка.

— Стреляй, стреляй! А-а-а! — услышал я крик Петровича.

Бегу на поле, чтобы перехватить зверя на выходе, но поздно: волк, прижав уши, мчится к лесу. Стреляю почти с хода и, конечно, мажу. Вторая пуля выбивает фонтанчик пыли между ногами волка, и тот заметно ускоряет бег. Третий выстрел застигает зверя у самой кромки леса. Он с разгона ныряет под защиту деревьев, но я успеваю заметить, как неестественно дёрнулось его тело перед последним прыжком.

Волк, подвернув голову, лежал тут же, у края леса. «Отлично!» — похвалил я себя и поцеловал вороненый ствол карабина. Матёрую волчицу спустя два дня убил сам пастух. Он привёз из посёлка старенькую одностволку («выделили для охраны») и не расставался с ней. А случилось это так. После того как я подал голос, на опушку леса выскочила волчица и, тяжело раненная зарядом картечи в заднюю часть, оскалив пасть, поползла на стрелка. Я стоял недалеко и успел добить зверя. Один прибылой на следующее утро прибежал прямо мне в ноги. После выстрела у него долго дёргался кончик хвоста. Второго прибылого я взял случайно. Этот уже не отзывался на голос, и мы пошли в ту сторону, откуда прибежали матёрая с прибылым. Любопытная, уже лобастая голова торчала в кустах, метрах в сорока от меня. Волчонок метнулся в лес, но одна картечина — прямо в сердце — остановила его.

Вчера Петрович повёз в посёлок шкуры волков, и я опять остался один. По ночам температура была уже минусовой, хотя днём солнце ещё хорошо прогревало воздух и землю. Проснувшись утром, я распахнул дверь избушки и ахнул: всё кругом покрылось толстым слоем инея, и только овсы среди этой неожиданной белизны не утратили своего воскового цвета. «Надо переезжать на другое место, — подумал я. — Сижу ещё пару дней и уезжаю».

Через два дня я был уже в посёлке у знакомого охотника Валерия. За воспоминаниями не заметили, как прошла ночь. Первый луч солнца, пробившийся сквозь посветлевшие деревья, наполнил комнату холодным светом. Сверкнул и исчез. Распахнув штору, я выглянул в окно и отшатнулся. По небу, словно огромная стая ворон, цепляясь за верхушки деревьев, неслись чёрные косматые тучи. Неистовый ветер, срывая с деревьев последние листья, сгребал их в кучи и швырял в лица редких прохожих. Несколько крупных капель звонко шлёпнули по стеклу. «Всё, отохотился! Это надолго».

Что там? — заметив моё волнение, спросил Валерий.

— Дождь...

— Ничего, не расстраивайся, съездим сегодня на разведку в одно место, а там видно будет. Растащит.

Часам к трём ветер и, правда, успокоился. Небо затянуло плотной сероватой пеленой. Дождь прекратился. Мы быстро собрались. Завели самоходное шасси, посадили в кузовок Мураша и выехали.

Поля, на которые привёз Валерий, были уже скошены, и только кое-где оставались небольшие островки. Недалеко от леса, куда мы подошли, стояла берёза. Примятый медведем овёс тропкой тянулся из леса к этой берёзе, а от неё туда, где виднелся клочок нескошенного поля. Нагнувшись, Валера прикоснулся пальцами к следу и сказал:

— Сегодня после дождя прошёл. Ещё тёплый.




Раздел: Литературный отдел | Просмотров: 644 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |