Вторник, 19.09.2017, 14:32Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  Дискуссии   »   Стратегия промысловой охоты (начало)
06:05
Стратегия промысловой охоты (начало)

Развиваясь многие десятилетия по экстенсивному пути, промысловая сибирская охота сегодня может компенсировать эти потери, только интенсифицируя использование всех промысловых ресурсов. Изучение их в регионе, проведённое в последнее время, показывает, что повсюду складывается одна и та же ситуация. Упор в промысле повсеместно делается на соболя, а другие виды пушнины — белка, колонок, горностай, заяц-беляк и копытные — кабарга, лось, северный олень хронически недоосваиваются, их заготовки составляют всего 20-40 % от нормы добычи. В результате в отдельных районах резко нарушено соотношение ёмкости угодий и численности соболя. Численность и заготовки в 2—5 раз меньше оптимума, и только там, где нагрузка на угодья мала (1 охотник на 300—500 км2), численность соболя соответствует норме. Поскольку в стоимостном выражении ресурсы массовых видов, даже только одной белки, всегда выше, чем соболя (250 руб.: 150 руб. на 1000 га), интенсификация промысла может быть достигнута очень просто: достаточно резко увеличить опромышление массовых видов и привести в соответствие численность соболя к ёмкости угодий, что позволит в будущем увеличить его заготовки. Решение такой, казалось бы, простой задачи в настоящее время невыполнимо! А для её решения руководителям и специалистам необходимо признать печальный факт, что промысловая охота сегодня — процесс совершенно неуправляемый.

Доказательством этого может служить весьма яркий факт многократного изменения лимита на сезон 1984/85 г. в Иркутской области, в результате чего норма добычи была увеличена на 30 %. Причиной такого совершенно правильного действия явился не вызывающий ни у кого сомнения факт, что шкурки соболей уже в «рюкзаках у охотников». А увеличение лимита доказывает то, что контроля промысла не существует. Ведущие специалисты по ресурсам соболя объясняют описанную ситуацию ошибкой в оценке его численности и вследствие этого в расчётах нормы добычи (Бакеев, Монахов, 1985). Однако такие ошибки вовсе не означают право пересмотра нормы добычи самим охотником. Но коль скоро это происходит, следует всё же признать, что рассчитанная норма добычи соболя (пусть ошибочная) или любого другого вида не является законом для промысловика. Сегодня, как и вчера, он добывает столько, сколько может, сколько позволяют ему условия промысла.

И вот снова за многолетний период исключительно благоприятные погодные условия в начале сезона охоты 1985/86 г., позволившие вести промысел с собакой до конца ноября, дают право прогнозировать, что лимит по добыче соболя опять будет превышен и соответственно пересмотрен. Такой прогноз можно дать, не зная состояния ресурсов вида. И хотя упомянутые выше специалисты рекомендуют сделать условно-лицензионную систему более гибкой (перебрасывая лимит из района в район), эти «манёвры лимитом», по сути дела, будут означать признание факта, что где-то условия промысла были лучше, а где-то хуже, что вовсе не соответствует истинному состоянию ресурсов.

Неуправляемость процесса промысла, прежде всего, объясняется полной зависимостью его успеха от стихии природы.

Закономерно, что в тёмнохвойной тайге, в наиболее продуктивных угодьях, расположенных в зоне с высокой нормой осадков, по причине раннего глубокоснежья, всевозможных «чиров и настов», при ружейной охоте только один сезон из трёх считается успешным, второй — трудным, третий кончается, не начавшись. И если учесть, как правило, низкую активность зверьков в годы обилия корма, ранних морозов, «капризность» промысла с собакой, нет необходимости приводить цифровые данные, чтобы понять, что охотник бессилен в организации постоянно успешной охоты.

Слабая разрешительная способность ружейной охоты также объясняется независящими от охотника факторами, такими, как, например, скорость передвижения по угодьям, величина светового дня, время суточной активности зверьков, поиск их в густой кроне деревьев, прицельность выстрела, что определяет «потолок» производительности труда. Даже при высокой численности белки (350—500 особей на 1000 га) размер добычи её не превышает за сезон 150—200 штук. Результативность этой формы промысла снижается ещё и потому, что промысел ведётся одновременно на два вида: белку и соболя. В дни, когда ведётся погоня за соболем, собака игнорирует белку, а успешность его преследования далеко не стопроцентна. А это означает уменьшение числа промысловых дней за сезон, который во времени и так ограничен.



Раздел: Дискуссии | Просмотров: 589 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |