Среда, 13.12.2017, 12:05Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  Литературный отдел   »   Утеха мужчин — охота (окончание)
22:36
Утеха мужчин — охота (окончание)

Идёт охота...

с таким вибрирующим шипящим гулом в конце, что сам поразился сходству. Тетерев откликнулся тут же рассерженным шипением и, забубнив еще азартнее, стал вскрикивать каркающе, а я, словно бы превратившись в петуха, смело отвечал ему и при этом хлопал перчатками по голенищу резинового сапога. Я забыл обо всем на свете, забыл о своей подсадной утке и, признаться, впервые забыл о ружье или, вернее, о том, зачем оно мне нужно...

    Соревнование наше в гневе и брани длилось довольно долго, и мне стало казаться, что, если бы я мог летать, я первый бы подлетел к нему и кинулся в драку, так яростно и так прочувствованно вошел я в роль токующего петуха... Но первым, увы, вылетел из-за березок он и закрыл своей чернотой розовый рассвет.

    Я поднялся, вскинул ружье и выстрелил в эту надвигающуюся черноту, но с удивлением увидел, что промахнулся, а тетерев, пролетая надо мной, тоже, как мне показалось, удивленно и неторопливо махал крыльями и даже спланировал, проскользив на распростертых крыльях. Я опять выстрелил, уверенный, что на этот раз не промахнусь. Но в момент выстрела знал, что опять промахнулся. Тетерев, разбудивший во мне драчливого петуха, помахал мне своими кургузыми крыльями и скрылся за лесом. У меня было много промахов на разных охотах, но этот, пожалуй, единственный, о котором я никогда не жалею, хотя в тот момент, когда я промазал в планирующего и удивленного тетерева, я был в отчаянии, готов был швырнуть свое ружье и даже, кажется, вскрикнул от обиды, что упустил черныша...

    А вечерние зори! Серые поляны с хлюпающей под ногами, мягкой, разжиженной травянистой землей, темный закат, кисея толкунчиков перед глазами, предвещающая хорошую погоду, отдаленный дуплет, потом опять выстрел... Начало тяги вальдшнепов...

    Почему-то всегда, сколько я помню, сначала я слышал выстрелы, далекие или близкие, а уж потом слышал с колотящимся сердцем и видел подлетающего и ко мне, на мою поляну, к моей березке вальдшнепа. Первый вальдшнеп! Мне чудилось всегда, что этот первый вальдшнеп, плутая по лесу, нарываясь на других охотников, искал не самку в лесных зарослях, а меня... И всегда находил. Хотя далеко не всегда обрывал я выстрелом его свистки и упругое, непередаваемое в звуках и ни с чем не сравнимое, утробное какое-то, тихое покряхтывание...

    Эта охота — самая доступная из всех других охот, и любителей постоять на вечерней тяге вальдшнепов у нас много. Оттого и выстрелы слышны наперед вальдшнепиных свистков. Другое дело глухариный ток!

    Но сколько бы я ни ходил весной за глухарями, удачи не было у меня. Я их, признаюсь, никогда не слышал весной. Вот только в записи на пластинку.

    Однажды я шел от кордона на ток с лесником по крепкому насту. Мы пришли на ток ночью, но подул теплый ветер, принес дождь, и мы слышали только, как гудят старые ели и как мечутся в предрассветной, дождливой мгле неба их острые вершины. Мы вернулись назад все мокрые насквозь от дождя и пота, потому что наст уже не держал и идти было очень и очень трудно.

    Но я до сих пор еще верю, хотя и немного осталось древних птиц в обозримых моих угодьях, что наступит однажды весна и будет весенняя ночь в лесной глуши, а когда на востоке займется зорька, я услышу первого своего глухаря, который будет петь для меня одного... Я верю в удачу.

ГЕОРГИЙ СЕМЕНОВ



Раздел: Литературный отдел | Просмотров: 627 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |