Воскресенье, 24.09.2017, 08:06Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  Литературный отдел   »   Утеха мужчин — охота (продолжение)
20:29
Утеха мужчин — охота (продолжение)

Тетерева на току

весенней земли приобщиться к великому таинству жизни, почувствовать себя братом всего живого на земле и властелином, изведать восторги исконной утехи мужчин — охоты.

    Не надо, конечно, думать, как это делают некоторые, защищая якобы охотников от нападок, что человек с двустволкой — безобидный и влюблённый без памяти во всё живое, этакий мечтательный созерцатель природы, который и ружьё-то своё носит за плечами чуть ли не без патронов. Нет, конечно! Хороший выстрел для охотника и иссиня-черный, краснобровый косач, которого он поднимет после выстрела, — награда за долгое терпение и надежду на удачу, за то бескорыстие, с каким отправляется истинный охотник в далёкое своё путешествие за мечтой. Бесценная награда! Ни за какие деньги не продаст охотник свою добычу. И чужого, не им самим добытого, тоже не возьмёт даже даром. В этом и бескорыстие охотника! Потому только и можно сказать, что не мясо ему нужно, а свой, привезенный из далекого далека, добытый собственным умением, смекалкой и удачей, самый красивый из всех тетеревов, самый хитрый и самый большой, бровястый петух.

    На них охотятся весной из шалаша на току среди поля, окруженного лесами. Но есть охотники, умеющие и скрадывать тетеревов. В отличие от токующего глухаря, тетерев, как известно, все слышит во время своей песни, и подойти к нему нелегко. На токующих тетеревов с подхода можно охотиться только в перелесках с полянками.

    Я сидел однажды на лесном бережку реки с подсадной уткой и, когда стало светать, убил селезня, подлетевшего в утренних сумерках. Опускаясь к утке на воду, он, как с горки, скатился по воздуху, выпустив оранжевые лапы, а потом проскользнул по воде, рассекая ее коричневой своей грудью, и замер, прислушиваясь и приглядываясь. А после выстрела сзади меня в мглистом еще, заиндевелом лесу затосковал вдруг одинокий тетерев, забормотал так громко и так близко, что слышны мне были какие-то свистящие, поющие нотки в гортанном его и гулко бубнящем голосе. Казалось, он выманивал меня из шалаша. И я, забыв об утке, вылез из хлипкого своего шалашика и, пригибаясь, подкрался к большому кусту можжевельника. Тетерев был где-то рядом и, видимо, токовал на лесной дороге, за ее поворотом, за мелкими березками с еловым подлеском, до которых было шагов семьдесят всего. Я не видел его, но внутренним своим взором представлял себе эту промерзшую за ночь, заиндевелую, седую и давно не езженную дорогу, на которой ходил, чертя крыльями по земле, черный, набычившийся, распушивший свою шею, налив красные свои брови, сильный и смелый в своей страсти тетерев. Бубнящее его пение, гулко отдававшееся в промерзшей земле, прерывалось вдруг какими-то каркающими воинственными вскриками. Он издавал свое громкое и полное злобы к воображаемым врагам, гневное и шипящее чуфыканье, он подпрыгивал в кипящей ненависти к врагам, хлопал сильными крыльями, топтал землю, оглушая тихий на рассвете лес своей песней.

    Я сидел на корточках за густым можжевельником и, слушая его песни, его пронзительное шипящее чуфыканье, хлопанье крыльев, чувствовал сам себя тетеревом, которого вызывают на бой, и, не в силах терпеть, поднатужился, набрав в легкие воздуха, и чуфыкнул ему в ответ с таким напряжением и с такой страстью,




Раздел: Литературный отдел | Просмотров: 632 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |