Воскресенье, 24.09.2017, 20:31Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта


Объявления






Форма входа






Поиск


Главная   »  На привале   »   Весенняя охота
17:12
Весенняя охота

Трофейные вальдшнепы

В публикуемом рассказе автор намеренно допустил более 30 ошибок. Найдите их.

— Поедем-ка на тягу, — предложил мне сосед Григорий Петрович, охотник, державший отличных подружейных собак, любитель и ценитель всякого охотничьего атрибута и ритуала.

Мы быстро собрались. Собаки — борзая Нора и спаниель Каро дружно прыгнули в объёмистый багажник «Нивы», там же поместились рюкзаки и ружья. Прослушав напутственные речи близких и пожелания удачи в охоте, мы выехали на улицу.

Проснувшийся после долгой зимы, лес горел тёплыми красками солнечного вечера. Ясный и прохладный вечер предвещал хорошую тягу. Нам предстояло пройти до места охоты километра три. Кругом были прекрасные охотничьи угодья, и мы спустили собак, чтобы попутно потренировать их, да и взять, быть может, какую-нибудь дичь.

Скоро Нора и Каро почуяли след. Каро при этом характерно завилял своим пышным хвостом — по охотничьей терминологии «пером» — и вдруг замер в характерной «стойке». Делавшая круг Нора тоже резко встала, подняв переднюю ногу и напряженно подавшись к одинокому дубовому кусту, пышно разросшемуся среди поляны. Мы приготовили ружья. По команде «пиль» Каро сделал резкий прыжок, раздался громкий треск крыльев, и из куста свечой поднялся дупель, но тут же был схвачен Каро и доставлен Григорию Петровичу. Я был в восторге...

— Великолепная школа! — сказал я.

— Конечно, — гордо отозвался Григорий Петрович,— диплом I степени говорит сам за себя!

— Ну, что же, с полем! — поздравил я его, и мы двинулись дальше.

По дороге я с завистью рассматривал ружье Григория Петровича — автомат Мацка 45 калибра.

— Это ружье большая редкость, — пояснил владелец, — но я намеренно держу его для подобных охот. Знаете, ведь это почти 100% гарантия удачи: 3 г «Сокола» и 80 г дроби прекрасно делают своё дело, особенно 1 номер, по дупелю и вальдшнепу.

Мы подходили к чистому еловому лесу.

— Знаете, Григорий Петрович, я бы посоветовал вам взять собак на сворку, ведь сейчас апрель — самое время весеннего гона лосей и кабанов. В это время они очень опасны, бесстрашны и известны случаи нападения этих животных на собак и даже людей.

Так прошли мы метров 400, как вдруг Нора резко потянула поводок, рванулась, и Григорий Петрович, потеряв равновесие, растянулся в луже с мутной весенней водой.

— Вот черт, какая страсть в этой собаке, — ворчал он, поднимаясь и отряхиваясь, — теперь скоро не придёт.

И, действительно, мы услышали азартный заливистый, но удаляющийся лай.

— Погнала енота, — констатировал Григорий Петрович.

Мы пошли на голос. Нашему взору скоро открылась лесная впадина с бурлящим разливом ручья. Нора то скрывалась под водой, то снова появлялась на поверхности, но енота нигде не было видно. Но вот она выскочила, отряхиваясь, на берег, держа в зубах прекрасного пушистого зверька.

— Кидус? — удивился я.

— Не удивляйтесь, — сказал Григорий Петрович, — и енот, и норка, и куница живут в подводных норах, вот еноту и удалось скрыться, обманув собаку, и она достала нам кидуса, который является помесью куницы и норки, и весной имеет самый ценный мех.

Поманив собак и наградив Нору за подвиг солёным огурцом (любимое блюдо борзых собак), мы зашагали дальше. И вот впереди показалось место тяги — разлив реки, среди которого на отдельных островках стояли невыкорчеванные кусты ольшаника. Мы выбрали себе по островку, уложили собак и приготовились к встрече быстрых вальдшнепов.

Всем известно, что вальдшнепы всегда вылетают в одно и то же время — за 3 часа до захода солнца, и поэтому ясный вечер говорил о том, что стрельба будет прицельной. А вот и первый звук — «хорканье», а затем ближе — «циканье». Вальдшнеп летел на высоте около 50 метров, вдруг он резко снизился, нацелившись на островок, где стоял Григорий Петрович, и вот он уже сел на тонкую ветку, оглашая воздух любовными призывами. Иногда, точно безотчетно, он вдруг схватывал клювом почку ольхи и жадно ее глотал. Григорий Петрович приложил ружьё к плечу, раздался громоподобный выстрел 45 калибра, и вальдшнеп, камнем упавший вниз, был доставлен хозяину собаками. За вечер мы, сделав два-три промаха, взяли 18 вальдшнепов и одну глухарку, которую выбили залпом из большой стаи птиц, видимо, возвращавшихся в родные края с юга.

— Прекрасная дичь, — сказал я, — худовата, правда, ну да ведь и можно это понять. Глухарки, как правило, зимуют вместе с гаршнепами на Огненной земле и почти ничего не едят во время перелётов над морем.

Я поздравил Григория Петровича с удачей и предложил идти к машине, солнце начинало садиться.

Дорога была лёгкой, земля сухой, рюкзак с добычей приятно облегал спину.

Снова пересекали мы залитый водой овраг, как вдруг резкая барабанная трель прозвучала совсем рядом.

— Это выпь, — сказал Григорий Петрович, — сейчас она вышла на охоту. Смотрите.

И он указал пальцем на большое, погруженное в воду сухое дерево. Рядом, по шею в воде, стояла выпь. Вдруг она отчаянно замотала головой, и её нос издал по дереву барабанную трель, а затем пронзил что-то вылетевшее из дупла.

— Видите, таким образом, она выгоняет из дупла летучих мышей, а затем без промаха накалывает их клювом и съедает.

— А помните Мопассана, «Рассказы вальдшнепа»? — спросил Григорий Петрович. — Почему бы нам не поужинать по-французски, головами вальдшнепов. Правда, во Франции их жарят на горящих восковых свечах, держа отрубленные головы за клюв.

Свечек у нас не было, но мы подожгли в котелке водку, взятую на всякий случай, для растирания. Головы, прекрасно прожаренные и хрустящие, были нами съедены моментально, а собакам достались тушки, которые почти не пригодны для еды, так как пахнут рыбой. Через час мы были уже дома и я с энтузиазмом уселся за стол, чтобы записать всё виденное сегодня, считая, что эти записи принесут несомненную пользу для подготовки начинающих охотников.

Ни пуха вам ни пера!

О. ЛОСЕВ

Раздел: На привале | Просмотров: 512 |
Copyright HuntHouse.ru © 2017 |